Все новости

Эволюция облаков в России

18 ноя 201941

На протяжении тысяч лет наши предки мигрировали по всему миру. Сейчас мы наблюдаем как приложения, рабочие нагрузки начинают мигрировать из физической, жестко заданной инфраструктуры в облака, а также между облаками.

Предлагаем вашему вниманию выдержки из дискуссии, прошедшей в рамках Dell Technologies Forum.

Какие пути к разработке облачной стратегии вы предлагаете?

Антон Захарченко, директор по стратегии, MTS Cloud: Мультиоблачность как стратегия существует для решения каких-то конкретных задач. Компании могут иметь несколько различных инсталляций, специально решать задачи поверх разных облаков, будь то зарубежные поставщики услуг или российские.

Есть компании, которые определяют для себя бизнес-риски. Если речь идет о риске незапланированного простоя информационной системы, то это одна сторона проблемы. Она решается дублированием разных систем, не мне об этом рассказывать. Если нужно защититься от «падения» локального сайта, то это катастрофоустойчивое решение.

Есть компании, которые оценивают, например, финансовые риски. Однажды к нам пришел клиент и сказал: «Я не хочу всю свою инфраструктуру размещать у вас, поскольку понимаю, что нельзя класть все яйца в одну корзину». У этой компании в стратегии было прописано, что она должна пользоваться как минимум двумя поставщиками, причем финансово независимыми. Так она защищается от финансового краха компании-поставщика, от технологических сбоев и т.п. Есть зрелые клиенты, которые действительно об этом думают.

Российский рынок весьма разнообразен. Одни компании планируют свою стратегию мультиоблачности, понимают, как будут ее использовать. Другие решают чисто прикладные задачи.

Мы видим, что провайдеры на российском рынке реализуют так называемую бимодальную облачную модель. То есть предлагают публичные облачные сервисы на открытом рынке и одновременно выступают в роли провайдера для внутренних подразделений своей компании. Как, например, Cloud MTS для МТС или Sbercloud для Сбербанка. Есть ли разница в предлагаемых сервисах, SLA, используемой инфраструктуре? Возникали ли в вашей практике ситуации, когда вы не могли выполнить запрос подразделений своей компании и были вынуждены рекомендовать обратиться к облаку конкурентов?

Антон Захарченко: Термин «бимодальный» действительно уместен. Мы развивались как сервисный провайдер с фокусом на внешний рынок и решили, что будем работать для коммерческих компаний, предоставлять качественный сервис, услуги, которые удовлетворят наших клиентов. Это была основа роста.

Вначале мы опасались, что нас заставят делать облако для внутренних компаний. Но, как показывает практика, такой подход имеет ограничения: если работать «внутрь», то можно отстать от рынка, потерять необходимые запросы от клиентов и обратную связь, которая позволила бы развиваться быстрее лучших игроков на рынке. Поэтому мы построили коммерческий сервис и набрали достаточно большое число клиентов, отрабатывали SLА и качество обслуживания.

Конечно, я не говорю, что внутри всё у нас одинаково. Это не так: у разных департаментов и подразделений разные финансовые условия, разные требования к срокам окупаемости, маржинальности и т.д. Но с точки зрения качества обслуживания, платформы, технической поддержки стандарты у нас едины.

Можно сказать, что российскому рынку облачных услуг в этом году исполнилось 10 лет. В 2009 году вышел первый отчет компании IDC по российскому облачному рынку. Он зафиксировал, что объем продаж облачных услуг составил $4,8 млн, в том числе IaaS (Infrastructure as a Service) – $200 тыс. За 10 лет российский облачный рынок вырос примерно в 200 раз. Ожидается, что в этом году его общий объем превысит $1 млрд. Как, с вашей точки зрения, выглядят дальнейшие перспективы развития рынка облачных услуг в России?

Антон Захарченко: Давать прогнозы – дело неблагодарное, поэтому я расскажу на примере. У нас есть клиент – «Газпромбанк Лизинг». Молодая компания, которая вышла на рынок в прошлом году. Рынок финансовых услуг – самый конкурентный какой только может быть. Шаг рискованный, потому что непонятен был результат, не ясно было, «выстрелит» бизнес или нет.

Стремление провайдеров повысить внутреннюю эффективность за счет масштаба, на мой взгляд, свидетельствует о некотором исчерпании потенциала роста базовых сервисов – по маржинальности, я не говорю про выручку. Я думаю, что в ближайший год мы выйдем на развитие новых сервисов, совершенствование собственных экосистем провайдеров или интеграцию каких-либо новых решений, чтобы выделить себя на рынке и предоставлять более ценные и высокомаржинальные услуги, поскольку любой бизнес в первую очередь ценит маржу. Мое видение таково: большой рынок, больше дифференцирующих услуг.

Подробнее на IKSMEDIA.RU